Саруханов В.А. АЗБУКА ТЕЛЕВИДЕНИЯ "Как это делается"

А для чего это делается

«КАК ЭТОДЕЛАЕТСЯ?»

Естьу замечательного чешского писателя Карела Чапека цикл юмористических рассказов,объединенных этим названием. Со знанием самого дела, правда, в его смешных,парадоксальных, а то и просто дурацких проявлениях вних рассказывается о том, как делается газета, фильм, спектакль... Надтелевидением Чапек посмеяться не успел. А жаль.

«Надмелочностью нашей кабацкой гласности нельзя не смеяться, но в нашем жалком бытуи она полезна», – писал всередине прошлого столетия критик Аполлон Григорьев. Полезна бедняжка«гласность» и поныне: чем жило и кормилось постсоветское телевидение, как неновостями о старом, о пережитом. Взламывались сундуки информации, и народузнавал «такое?!..». Выпущенные на волю факты были, разумеется, снабженыкомментарием (да-да, тем самым, что разъясняет смысл, значение и подоплеку).Народ ужаснулся, но благодарил всех, а телевидение – в первую очередь, и главным образом – за комментарий. Нет, не зря твердят про «загадочную русскуюдушу»! Попытки оценивать сообщения, растолковывать их смысл самолюбивыебританцы, например, воспринимают как моральное оскорбление, как духовный нажим.На Би-би-си – крупнейшей в миретелерадиокорпорации –информационные сообщения идут в эфир в подчеркнуто нейтральном изложении. Неткомментариев, нет явной тенденциозности в подаче материала, нет и намека на то,что слушатель может что-то не понять. Он, разумеется, во всем осведомлен, ни вчем не уступает политическому эксперту. Если и нужны разъяснения, то только вособых рубриках, где выступают комментаторы. Однако они сообщают уже не факты,а собственные мнения. Правит бал все-таки новость. П. Гуревич. условиедемократии (–Западныетеоретики предостерегают: информацию не надо комментировать, беспристрастноеинформирование Приключения имиджа, 1991).

Однаковозможно ли в принципе бесстрастное информирование или объективность информации– это миф?.. Ведь делала же этотелекомпания Си-эн-эн в августе 91-го и в октябре93-го в России!..

Предвижувозражения: мол, в мире ежесекундно происходит масса событий, но информационныеагентства отбирают из них лишь некоторые. Да и то: кто, как и что изодновременного многообразия объектов съемки зафиксировано телекамерой – тоже абсолютно объективным неназовешь!.. Значит, создается панорама новостей не более объективная, чемтенденциозный комментарий? Что-то отобрано для «демонстрации», а что-то стало,так сказать, «вторым сортом»? А ведь новостей «второго сорта» в принципе несуществует! Одна новость затрагивает интересы многих стран: полет в космос,всемирный конгресс, выдающееся научное открытие, новый очаг войны. Другая – уступает в значимости: сменаправительства в конкретной стране, массовая забастовка, межнациональныеконфликты. Наконец есть новости, имеющие локальный интерес: внутрипартийныедебаты, спортивные достижения, кончина известного человека.

Нокому дано право определять «масштаб фактов»? Ведь событие, которое сегоднякажется незначительным (допустим, разоблачение мошеннических подделок внутринекой корпорации), завтра может оказать воздействие на жизнь страны в ходепредвыборной борьбы. С другой стороны, такая «первоклассная» сенсация, какочередной скандал модной кинодивы, оказывается новостью-однодневкой, значимостькоторой раздута до мирового события. И это нелегкое бремяВЫБОРА «информационного повода» среди изобилия фактов и событий «разногомасштаба» несут журналисты (ну и, конечно, редакторы и еще целая «пирамида»руководителей «надстройки»). А еще надо суметь (знание? интуиция?талант?) заранее предвидеть, что именно заслуживает внимания с информационнойточки зрения. А еще – как,какими средствами, а то и с чьей помощью их «освещать», чтобы тысячи ежедневныхсобытий свести к десятку видеозаписей и так называемых «текстовых» сюжетов. актуальности, оперативности, злободневности, учета потребностей аудитории ит.д.–И главным критерием этого ВЫБОРА является «телевизионность»информационного сюжета (убедительность происходящего на «картинке», егодраматизм, минимальное использование «говорящих голов») при сохранении,конечно, общих для всех СМИ критериев всемирный, федеральный,губернский, городской или локальный, региональный.–Разумеется, ведущим обстоятельством этогоответственного журналистского шага становится и «уровень» телевизионного канала

Поскольку«выпуск новостей представляет собой уникальный сплав слов, изображений извуков» (как просто, а потому весьма убедительно сказано в «Справочнике дляжурналистов Центральной и Восточной Европы», изданном Русским Пен-центром), мне никак неудержаться от небольшого отступления в рубрику «из газет», где о слове,дикторе, читающем информацию ведущем говорят:

ЕвгенийАлександрович Смирнов–диктор Всесоюзного радио, а в 1970–1974гг. – ведущий телевизионнойпрограммы «Время» («Общая газета», №40, 1966):

...Засчет интонации исключительно текст можно повернуть таким образом, что он будетнести какую-то другую информацию, помимо словесного значения. Даже в такомделе, в жестких рамках дикторской работы, мы учились эзопову языку. Ведь,возвращаясь к Всесоюзному радио, после тяжелейшего конкурса, с огромнымколичеством претендентов (пробиться было безумнотяжело), мы – победители – только через год были допущены кмикрофону, чтобы сказать всего одну фразу: «Говорит Москва! Московское время:21 час», допустим. И все! И это после года учебы!

Асейчас? Подобрали с улицы безработного и буквально на следующий день сажают кмикрофону, ведь это же недопустимо!»

Междупрочим, сейчас, когда не стало информационного барьера и бывшие «вражьи голоса»«Голос Америки», «Радио Свобода»» свободно входят в наш эфир, я печальнозамечаю и у них те же болячки: фамильярное обращение со словом, интонационныенеточности. Парадоксально, но при отсутствии запрета на вещание у «голосов»вдруг пропал облик, всегда присущая им индивидуальность.

Явот наткнулся недавно на очень верные слова, принадлежащие, кажется, академикуДмитрию Сергеевичу Лихачеву: «Есть четкая взаимосвязь между языком имировоззрением человека. Если знание мира сужается, сужается и язык».

...Порой кажется, что единственным спасением было бы вернутьсяк речи и впрямь спонтанной, без электронных подсказчиков. Пусть менее гладкой, зато обладающей неоспоримыми достоинствамидействительно живого разговора. Если «мысль изреченная есть ложь», то мысльпредварительно написанная и после «озвученная» – наверное, вдвойне...

Длякомментатора чтение с телесуфлера– это как пение под фонограмму. «Подфанеру» говорят эстрадные халтурщики. И каждый этуфальшь чувствует.

Безупречнеевсего в этом смысле –новостийные программы. Здесь нас не пытаются обмануть. Телесуфлер,приспособление техническое, здесь гармонирует с техническим характером задачи – бесстрастным чтением фактов...

Оставимэти вроде бы необязательные две «информации к размышлению» без комментариев,отметив только, что СЛОВО, ЗВУЧАЩЕЕ с экрана, очень часто становится ключом (ато и отмычкой?!) к людским душам. Особенно если вспомнить шутку одногоамериканского комика о том, что телевидение – это замечательное изобретение человечества: стоит убратьизображение – и такоевпечатление, что слушаешь радио. Слова, слова, слова... Конечно, они важны!.. Иеще как!.. Но не только они... Не менее важно и то, что стоит за ними. Даженезависимо от языка. Ведь не имеет смысла вникать в такие, например, слова, как«Туруримбубия, сижу на тумбе я»?!.. А ведь по-русски вроде бы сказано!..

Наэтой прелестно-забавной «туруримбубии», вполнесерьезно вброшенной в полемику «левым» поэтом 20-х годов А. Крученых, можно быи закончить короткий «кивок» в сторону слова на ТВ, но... не получается. Язык,речь, слово в информационном телевидении, в тележурналистике самого широкогоспектра ее действия столкнулись в наше перестроечное «постсоветское» времябезудержной гласности и свободы с весьма неожиданными (или ожидаемыми?!), наудивление обескураживающими, последствиями (?) этого самого времени...

...Былкогда-то милый старый анекдот: отвечая на вопрос друзей, чему они учат своегодвухлетнего ребенка, родители радостно доложили, что учат его говорить. А натот же вопрос лет через десять уже угрюмо отвечали, что теперь они учат егомолчать.

Тележурналистапо определению нельзя учить молчать, ибо умение убедительно, аргументированно,точно, грамотно, этично говорить неотъемлемой составной частью входит в егопрофессию. Не случайно учебная дисциплина под таким «древнегреческим» названиемРИТОРИКА есть в университетских программах, где этих самых журналистов иготовят. Замечу, что в журналистике нет обязательного требования всегдаговорить В КАДРЕ, к чему в основном большинство из нихи стремится. И понятно – почемуэто происходит: во-первых, будем честны, коллеги всегда на виду, популярность,звездность и все такое; во-вторых –и это, пожалуй, посущественней будет –есть счастливая возможность обойтись без видеосюжета о конкретном событии илифакте, если они уже «проскочили» или вообще недоступны, а просто зафиксироватьрассказ журналиста об этом на фоне неких «признаков» этого явления или фактаили «в пределах его географии». Конечно, и такое сообщение может оказатьсяочень эффективным, сенсационным, оперативно-ошарашивающим, но ...это все-такителевидение, а не радио, и в нашем разговоре хотелось бы иметь ориентиромИДЕАЛЬНУЮ, а не «поелику возможную» МОДЕЛЬ...

Это– о «говорящихв кадре». Но такое «кадровое присутствие» ни в каких законах не записано. Журналист может остаться «закадром» – чему много примеров втелевизионной практике, когда со зрителем остается лишь «закадровый голос». Нои это – не закон. За кадромможет (и даже имеет право!) оказаться и журналист, и его голос – и это ни в коей мере не упрощает иливообще ликвидирует его функциональные профессиональные обязанности. вот фундамент профессии.–Найти, выявить факт, событие, явление, разобраться в его существе,понять «зачем», «про что» и «как» решать его в телевизионном сюжете скорееприятный (и весьма производственно целесообразный и привычный) «десерт».–Остальное

— Как Запад обвалил цену на нефть?

— Что такое демократия и почему она никогда не победит во всем мире?

— Зачем Украина перекрыла газовый вентиль российскому газу?

ISBN 978-5-496-00757-3

Оглавление:

– Вот он и есть.

– Верно, – говорит депутат, – точно... Но постойте... Как же это?.. Действительно, нужен-то один...

– Вот он, – показывает председатель, – куда же два-то? Место-то одно.

– Верно... Да... Хотя... Постой!..

А чего тут стоять, когда на подходе следующий кандидат на экологию председателем...

– Что такое экология? – спрашивают его.

– Не знаю.

– Будем выбирать, товарищи?

uteplyaem-pol-penoplastom 5
uteplyaem-pol-penoplastom 5
Следующий шаг – установка обрешетки из лаг. О производстве данной операции мы останавливались в одной из наших статей, потому повторяться не станем. Скажем лишь, что такая обрешетка не только способствует более равномерному распределению нагрузок, но и возможности использовать как листовой, так и гранулированный пенопласт, которым можно просто засыпать пространство между лагами.

Если вы будете использовать листовой пенопласт, тогда его укладку необходимо производить в шахматном порядке, обеспечивая т.н. перевязку материала, примерно также, как это делается при укладке кирпича, т.е. верхние листы должны ставиться не один к одному с нижними, а серединой на стык нижних листов. Это позволит избежать образования больших по своей протяженности щелей, которые будут способствовать образованию сквозняка и проникновению холодного воздуха. К слову, укладку листов пенопласта подобным образом лучше производить от центра к середине, что упростит для вас задачу «попасть в размер». Крайние ряды при такой методике укладки оформляются из разрезанных под нужный размер листов пенопласта.

После укладки пенопласта, его необходимо покрыть монтажной пеной. Точнее, сделать это надо в отношении стыков, дабы в них сверху не проникала вода. Также не лишним будет уложить поверх пенопласта еще один гидроизоляционный слой из специальной пленки, о которой мы говорили чуть выше. Если вы будете впоследствии укладывать пол не на лаги, но на бетонную стяжку, тогда необходимо очень аккуратно установить металлический каркас поверх пенопласта и верхнего гидроизоляционного слоя, после чего можно будет залить стяжку, толщиной не менее 5 см.

Утепляем пенопластом бетонный пол в помещениях над подвалом

7. Несмотря на невыполнение указанных требований (нет акта о присвоении статуса, отказа родителей, отказа родственников), орган опеки передаёт ребёнка под опеку, что и образует эпизод преступления, в случае неоднократности такого деяния. Это делается без согласия, даже без извещения родителей (ведь они ещё не лишены родительских прав), то есть с нарушением и ст.64 (родители — законные представители детей), ст. 63 (преимущественное право родителей) СК РФ. Всего, таким образом, передача детей под опеку производится с нарушением до 4 статей СК РФ (не считая ст. 1 — невмешательство во внутренние дела семьи) и статьи Закона об опеке и попечительстве.

Этот способ передачи детей из родных семей в замещающие фактически означает внесудебное лишение родительских прав. Законным представителем ребёнка по закону ещё остаётся родитель (поскольку не лишён родительских прав), но по акту органа опеки одновременно им становится опекун. По ст. 63 СК РФ эта коллизия должна разрешаться в пользу родителей, но на деле родителям, требующим возврата ребёнка на основании ст. 63, 68 СК РФ, ребёнка не отдают до решения суда по иску о лишении родительских прав, который подаётся органом опеки, а то и самим опекуном.

В прошлом году незаконность этой схемы (в пп. 2, 4, 5, 7) уже была доказана судом в конкретном деле в Новосибирской области, но Минсоцразвития области не провело работы по исключению элементов этой схемы из технологий социальной работы. Следовательно, таких фактов может быть много. Представители РВС сообщили полиции о четырёх эпизодах, попросили проверить, нет ли других фактов. Это несложно, для этого надо только проверить:

А чего тут стоять, когда на подходе следующий кандидат на экологию председателем...

- Что такое экология? - спрашивают его.

- Не знаю.

- Будем выбирать, товарищи?

Там так хотели "единую Украину", сплотившуюся плечом к плечу, а получили ненависть, как минимум, трети страны.

У одних - явную, у других - затаённую. Думаете, что там никто не слышит слова Порошенко про то, что вторым на Украине может быть только английский язык? Многие слышали и поставили себе галочку.

И какая там будет Новороссия в итоге - мы ещё увидим.

5. Путин хотел коридор в Крым через Мариуполь. Получил отпор и окопы, которые рыли русские люди в Мариуполе чтобы не пропустить оккупанта.

ОТВЕЧАЕМ.

Хотели построить стену и отделиться от России навсегда, а теперь из каждой новоросской деревни через отсутствующую линию границы дончане будут кричать: Мужики, как там, выучили английский? Может, давайте сюда, в Россию?

      ªДостаточнослова, остальное–слова (С. Лец).

      ªИстинноекрасноречие – это умение сказатьвсе, что нужно, и не больше, чем нужно (Ф.Ларошфуко).

      ªВеличайшееиз достоинств – не только сказатьто, что нужно сказать, но и не сказать того, что не нужно (Цицерон).

Хотянадо заметить, что:

      ªВовсех изречениях точность приходится в известной мере приносить в жертвукраткости (С. Джонсон).

Впрочем,всегда можно избежать нареканий за пустое многословие, если помнить, что:

      ªИликак можно короче, или как можно приятнее (Плутарх).

Ноговорящий человек – это нетолько «слова»:

      ªВзвуке голоса, в глазах и во всем облике говорящего заключено не меньшекрасноречия, чем в выборе слов (Ф.Ларошфуко).

Выполагаете, что все это «комплексное красноречие» возникнет как бы само собой,были бы «слова»? Не тут-то было:

      ªРазговаривая,редко высказывают качества, которыми обладают; и очень часто дают знать о тех,которых недостает (Г. Лессинг).

Так,к примеру:

      ªКурица,снесши яйцо, часто клохчет так, будто она снесла небольшую планету (М. Твен).

Номы еще не сказали о главном – отом, почему и как возникают те самые нужные (или ненужные?!) слова:

      ªКогдасуть дела обдумана заранее, слова приходят сами собой (Гораций).

      ªМысличасто приходят сами собой. Но мы можем не давать хода одним мыслям и давать ходдругим (Л.Н. Толстой).

Разумеется,и тонко мыслящий журналист не застрахован от ошибок, но:

      ªЧеловек,по-настоящему мыслящий, черпает из своих ошибок не меньше познания, чем изсвоих успехов (Д. Дьюп).

Собственноговоря, уверенный в своих силах тележурналист отнюдь не застрахован от ошибок,а чувство уверенности никак не противоречит таким понятиям, как сомнения,нелогичность, стыдливость:

      ªСомнение– один из видов преклоненияперед истиной (Э. Ренар).

Глава 14. Таиланд, Греция, судно «Фаина» и газовый конфликт с Украиной.

Послесловие.

Поделиться статьей

Комментарии

Комментариев еще не оставлено
В случае ответов Вам придет уведомление